ПРЯМОЙ ЭФИР НА РАДИО "ЭХО МОСКВЫ"

10 июня 2003 года
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Энгельберт Хампердинк - певец.
Эфир ведет Ксения Ларина.

ПЕСНЯ "RELEASE ME"

К. ЛАРИНА: Можно уже начинать разговор, мы как раз об этой песне и говорим, которую вы слышите. В гостях у нас сегодня Энгельберт Хампердинк, замечательный певец, гость России, гость российской публики. И сразу скажу, что сегодня и завтра в Государственном Кремлевском дворце вы сможете услышать Энгельберта Хампердинка. Сегодня он у нас в студии, здравствуйте, господин Хампердинк.

Э. ХАМПЕРДИНК: Очень рад быть с вами.

К. ЛАРИНА: И нам помогает, как вы понимаете, Борис Войнов, в качестве переводчика выступает, на самом деле он является организатором концертов московских Энгельберта Хампердинка. Раз мы начали с этой песни, я бы хотела, чтобы Вы вспомнили об этом периоде Вашей жизни. Это был пик популярности, 1967 год, пик популярности "Битлз", объясняю я нашим слушателям. И песня, которую вы сейчас слышали, победила "Битлз", положила их на обе лопатки. По-моему, 5 недель продержалась в британском хит-параде.

Э. ХАМПЕРДИНК: Я вам хочу сказать, что кроме всего прочего эта песня находится в книге рекордов Гиннесса просто потому, что она просто побила все рекорды, она продержалась 56 недель в чартах номер 1, и это были не только "Битлз" побиты, но и все остальные соответственно, в 11 странах мы продали несколько миллионов копий этой пластинки за буквально месяц. И конечно, это было какое-то сумасшествие.

К. ЛАРИНА: Когда-нибудь Вы повторили такой успех в течение всей свой творческой жизни?

Э. ХАМПЕРДИНК: Такого сильного, как было с "Освободи меня", как она называется, такого сильного не было, но примерно так было с моей песней "Последний вальс", это тоже знаменитый хит.

К. ЛАРИНА: А "Тень твоей улыбки"?

Э. ХАМПЕРДИНК: Да, и еще была песня, которая стала очень популярной, которая называется "После окончания любви".

К. ЛАРИНА: Какие песни услышат москвичи на этих концертах, может быть, немножко расскажете о программе?

Э. ХАМПЕРДИНК: Я хочу вам сказать, что конечно московская публика услышит от меня все мои самые знаменитые песни. Это, конечно, те песни, которые собственно и сделали для меня возможным приезд в Россию, эти песни привели меня к вам, те, которые мы сейчас называли с вами, и "Последний вальс", конечно, и "После любви", и "Освободи меня", все эти песни обязательно будут. И надо еще помнить то, что я все-таки за свою творческую карьеру записал более 70 дисков. И я попытаюсь включить очень разнообразный материал, чтобы московская публика получила представление о моем творчестве в большем объеме, чем просто мои хиты.

К. ЛАРИНА: Скажите пожалуйста, мистер Хампердинк, а влияет ли имя на судьбу человека?

Э. ХАМПЕРДИНК: Совершенно точно, имя влияет на судьбу человека, вы знаете, в начале своей карьеры я выступал под своим настоящим именем, Арнольд Джордж Дорси, и совершенно это имя для меня не работало, я не имел никакой популярности. А потом мы с моим менеджером решили сменить это имя, поэтому назвали меня Энгельбертом Хампердинком. И я отпустил длинные бакенбарды, которые вы видите, я стал красить свои волосы в цвет черный, вороньего крыла, и этот имидж меня очень здорово выручает с тех пор.

К. ЛАРИНА: А душа немецкого композитора не вселилась в Арнольда Джорджа Дорси?

Э. ХАМПЕРДИНК: Нет, конечно, я не думаю, что его душа как-то поселилась в моей душе, это композитор, который умер в 1921 г., единственное, чем он был известен, он написал оперу "Хансель и Гретель", это был его единственный хит. И я искал такое имя, оно конечно экстраординарное, оно труднопроизносимое, я уже дожил до времени, когда люди научились его произносить правильно наконец-то. Но надо еще помнить то, что я хочу сказать, что записал за эти годы 68 золотых дисков, 18 платиновых. Так что, может быть, как-то это имя и повлияло, конечно.

К. ЛАРИНА: Т.е. родственники реального Хампердинка должны гордиться Вами.

Э. ХАМПЕРДИНК: Нет, я не могу сказать, что эти родственники очень как-то счастливы за меня. Даже когда я в Германии выступал, не мог фамилию называть, Хампердинк, а только должен был называться Энгельберт. Поэтому нет, навряд ли они счастливы. И, между прочим, я хочу сказать, что я и без фамилии там прекрасно прошел, просто под именем Энгельберт великолепно все получилось.

К. ЛАРИНА: Давайте немножко поговорим о музыке. Как Вам кажется, в чем секрет такой долгой жизни очень простого жанра? Балладами, наверное, это можно назвать, да?

Э. ХАМПЕРДИНК: Я думаю, что настоящий секрет, который стоит за этим успехом, это придерживаться того стиля, того саунда, того звука, который и является романтической балладой. Ведь в наше время, посмотрим, масса музыкантов, которые от года в год меняют свой стиль, пробуют и так, и эдак петь, уже не понимаешь, что они поют, кто они такие. Я уважаю таких людей, как Карлос Сантана, Стинг, например, они узнаваемы, они много лет поют, они развиваются как музыканты, но они всегда узнаваемы. Они сохраняют свой стиль, и я сохраняю свой стиль.

К. ЛАРИНА: А Синатра?

Э. ХАМПЕРДИНК: Я вам хочу сказать, что сказать про Синатру, такие люди, как Том Джонс или Род Стюарт, или такие, как я, мы то, что называется стилисты, мы придерживаемся определенного стиля. Я люблю, как поет Синатра, я ничего не могу сказать об этом, но громадная между нами разница это то, что у меня вокальный объем, моего голоса, 2,5 октавы, у него было чуть меньше, чем полторы октавы. Поэтому он там свистел в этих полутора октавах, и практически все песни, они очень классные, но они немножко одинаковые. А мы, эти названные люди, Том Джонс опять-таки, мы в этом стиле широко живем. Вот такой ответ.

К. ЛАРИНА: Энгельберт, Вы прекрасно выглядите. И понятно, что и голос Ваш в хорошей форме. Как эту форму удается сохранить, прежде всего, вокальную, как Вы бережете его в течение стольких лет?

Э. ХАМПЕРДИНК: Не знаю, как мне удается этот голос сохранять, я ничего для этого специально не делаю. Я не репетирую, не пою гаммы, не пою распевки вокальные, ничего этого я не делаю. Просто жизнь идет. Мне, честно говоря, нравится, как я сегодня звучу, больше, чем как я звучал раньше. Я как-то сейчас более современно звучу. Вот собственно и все, я живу своей жизнью, мой голос звучит так, как я сейчас звучу.

К. ЛАРИНА: Но есть вещи объективные, вредные привычки, пить, курить, пить холодное, курить сигареты, что там еще нельзя, нервничать нельзя?

Э. ХАМПЕРДИНК (чихает): Прошу прощения, я не могу себе представить, что я чихнул в живом эфире, но я здесь никаких микробов не распространяю. Ребята, не волнуйтесь. Видите, у меня аллергия на трудные вопросы, как только трудный вопрос, я сразу чихаю.

К. ЛАРИНА: А книжку не собираетесь написать?

Э. ХАМПЕРДИНК Вот я как раз сейчас пишу книгу, я только начал писать книгу, только к ней приступил, да.

К. ЛАРИНА: Кому Вы бы сказали спасибо за свой успех? Кроме себя?

Э. ХАМПЕРДИНК: Прежде всего, конечно, Гордону Миллзу, это мой первый менеджер. И между прочим, у нас был один менеджер на двоих с Томом Джонсом, этот человек, к сожалению, покинул нас примерно 15 лет назад, я помню его всю жизнь. Это он придумал это имя для меня, собственно, он запустил и мою карьеру, и карьеру Тома Джонса. Я ему бесконечно благодарен.

К. ЛАРИНА: А можно ли назвать имя женщины, которой можно сказать спасибо?

Э. ХАМПЕРДИНК: Не могу сказать, что какая-то конкретная женщина меня вдохновляла когда-то или с какой-то конкретной женщиной я работал, имеется в виду как бы пел, по вокалу, такого не могу вспомнить. Нет такой женщины. Всех женщин любим.

К. ЛАРИНА: Понятно. Я надеюсь, что имена женщин появятся в той книге, которую Энгельберт сейчас пишет.

Э. ХАМПЕРДИНК: Да, конечно, массу имен из этой книги узнаете, много интересного я напишу, но были люди, которые, конечно, повлияли на мою жизнь. Помните, такой был Боб Хоуп знаменитый, Кэри Грант, который запустил, это был знаменитый продюсер, который запустил телевизионные передачи со мной по всему миру. Как не вспомнить Элвиса Пресли, с которым мы дружили, и, между прочим, видите, у меня баки, бакенбарды.

К. ЛАРИНА: Настоящие?

Э. ХАМПЕРДИНК: Да, и это я эту моду привез в Америку из Англии. Он у меня скопировал бакенбарды, потом мне пришлось их сбрить, чтобы нас не путали. А потом, когда он, к сожалению, умер, я опять это отпустил. Но мы очень дружили, он ходил на мои концерты, я ходил на его концерты, он пел песни из моего репертуара, я пел песни из его репертуара, так что все было очень классно.

К. ЛАРИНА: И, наверное, последний вопрос, как Вы относитесь к критике, к пародиям на себя?

Э. ХАМПЕРДИНК: Я совершенно по этому поводу не волнуюсь. Я как раз считаю, что если тебе подражают, то это комплимент тебе как артисту, это, можно сказать, промоушн, меня продвигают по всему миру другие люди, причем совершенно бесплатно для меня. Так что я по этому поводу рад.

К. ЛАРИНА: Ну что же, это настоящий Энгельберт Хампердинк, настоящие бакенбарды, настоящий голос. Концерт сегодня, концерт завтра в Кремлевском дворце, начало в 7 часов, у вас есть еще возможность приобрести билеты. Я благодарю Энгельберта за визит, желаю удачи, не болеть.

Э. ХАМПЕРДИНК: Большое спасибо вам за это.

К. ЛАРИНА: Спасибо, удачи, Вас любят в России, Вы об этом знаете.

Э. ХАМПЕРДИНК: Спасибо.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Напомню, что помогал нам Борис Войнов, еще раз приглашаем вас на концерты в Государственный Кремлевский дворец 10-11 июня.
17.04.2021
Просмотров (88)